«Чего я жду, на что надеюсь»

      Много лет назад, будучи ученицей той школы, где теперь я и работаю, я всегда с удовольствием выполняла творческие задания (эссе, сочинения, статьи). Как-то так вышло, что в университете (МПГУ) не так часто удавалось создавать что-то подобное, поэтому это конкурсное задание было для меня очень любопытным и интересным.

      Итак, зададимся вопросом: чего же ждёт и на что надеется обычный преподаватель испанского языка из необычной гимназии?

      Закончив гимназию 1558 (тогда еще школу №1410), я без подсказки родителей выбрала карьеру педагога испанского языка. Вы спросите, почему педагога, а не юриста или, допустим, финансиста? Да потому, что уже в первом классе рассаживала своих кукол в ряд  с твердой уверенностью, что я смогу научить их. Я объясняла правила, заполняла за них тетради, чиркала мелом на импровизированной доске и красной ручкой в тетрадях. Почему же учителем испанского? Опять удивленно спросите вы. Да потому, что, как уже сказала, я училась в необычной школе. Для изучения испанского языка у нас имелось отдельное здание. Вся обстановка была пронизана Испанией: карты, картины, куклы, кастаньеты, веера, фигурки танцовщиц и тореадоров. Даже звонок был не обычный, а классическая музыка из «Кармен сюиты» (это опера Ж. Бизе) „Тореадор, смелее в бой“. Уроки вели настоящие испанцы, не понимавшие ни слова по-русски. Проходили бесконечные конкурсы чтецов стихов, переводов песен, капустники. А еще нас был  театр. Будучи школьниками, мы играли в спектаклях на испанском языке, выступали с ними на  театральных фестивалях в Европе. Прямо как настоящие актеры, да еще и испанцы!

      Поступив в МПГУ на факультет иностранных языков (а это в те годы это был ВУЗ с самой сильной кафедрой испанского языка), я была вне себя от восторга и все 5 лет обучения впитывала огромное количество разнообразных знаний: лингвистических, культурологических, методических. Мы обучались новым методикам, слушали о ФГОС, учили латынь и возрастную психологию, читали книги на трех языках, изучалиисторию множества стран. Уже на предпоследнем курсе я подрабатывала на полставки в школе, потому что ну уж очень хотелось применить все полученные знания на практике и встретиться, наконец, лицом к лицу с детской аудиторией, проверить себя, понять, на что я способна и какие ощущения у настоящих учителей.

      Конечно, была и университетская практика, на которую с распростертыми объятиями нас взяла родная гимназия. Здесь было все: и паника перед  детьми, смотрящими на тебя  чересчур внимательно, и первые проблемы с дисциплиной, и муки творчества при выборе игровых и медиа форм работы, и первый открытый урок перед учителями школы и теми, кто вкладывал в нас знания в родном ВУЗе.

     А потом были государственные экзамены и диплом. И ужас от того, что двери университета для тебя закрылись, а новые пока только манили чем-то неизвестным и не слишком конкретным, не предлагая ничего стабильного ни для творчества, ни для обычной жизни. Мысли были разные, мне вот хотелось и в переводчики пойти, и работать в иностранной компании, так как это казалось престижным, и продолжить педагогическую деятельность.

     И тут  был звонок. Точнее встреча с директором родной школы (Юсуповой Г.И.), которая для меня всегда была примером педагога, настоящего учителя, мудрого человека, который работал всегда на разрыв аорты. Она предложила работу, точнее, в свойственной ей манере сказала, что для меня уже распределена нагрузка, и они ждут меня с документами.

     Я не шла, я летела на первое совещание, на свой первый августовский педсовет, со свеженьким дипломом подмышкой. Я надела теперь уже привычную строгую одежду офисного стиля. И пошло-поехало. Совещания, журналы, документы, ксерокопии. Безумное количество презентаций, игр, внеурочных мероприятий. Школьный театр, ансамбль „Гренада“ – уникальное место, где дети и учителя поют, играют на инструментах, сами пишут  и исполняют свои песни. А вокруг родные стены, родные лица, помнящие меня с семи лет, всегда готовые помочь, мудрые наставники и честный и строгий руководитель. И дети. Их было так много. Сразу. В первый год первые, вторые и десятый классы. Сложно. Много сил и времени. Большая подготовка. Немаленькая нагрузка! Но очень интересно! До мурашек. Первый год я вникала, впитывала, входила в ритм.

      А именно сейчас понимаю, что это мое. И не важно, что большая нагрузка (десятый класс стал одиннадцатым, пришли новые первоклассники), и не важно, что объемная работа с документами (два журнала: бумажный и электронный), что порой приходится ходить из кабинета в кабинет, так как кабинетов просто не хватает для всех пришедших молодых специалистов. Ведь есть дети, уже родные, мои дети, которые смотрят на меня своими огромными глазищами, верят, ждут уроков, смеются, делают зарядку, реагируют так живо на все новое; учителя, мой наставник, завучи и директор, которые пытаются каждый день и каждую минуту решать не только свои проблемы, которых, уж поверьте, у них предостаточно, но и проблемы всего педагогического коллектива, „команды“, как называет нас директор. Они успевают дать совет и пожурить, где надо. А родители, несмотря на мой юный возраст (23 года), не смотрят на меня с высоты своего опыта, а слушают, даже записывают что-то в свои блокноты, всегда готовы идти на сотрудничество, находятся со мной в постоянном контакте.

     В общем, скажите вы, работать одно удовольствие. Чего еще может ждать молодой специалист?

   Пожелания есть.  И, скажу я вам, их достаточно много. Но это, скорее, не пожелания, а именно надежды на что-то в будущем. Ведь в нашей профессии проблем много. Начиная от жуткой бюрократии, законов, предписаний, документов и указов, написанных порой таким языком, что специалисты-филологи рвут на себе волосы, читая их. Даже  они  иногда не понимают, что именно требуется. А еще эта новая система оплаты труда или, например, несоответствие тех знаний, которые  даются нами детям согласно ФГОС с теми, которые требуют потом с детей во многих ВУЗах.

     Хочу остановиться поподробнее вот на чем. Сравнивая ту школу, где училась я, с той, где я теперь работаю, можно крикнуть громкое „ура“  и снять шляпу перед теми, кто её сделал такой. У детей теперь куча возможностей для реализации своих способностей: школьная газета „Улитка“, школьное радио, вещающее каждую перемену не только музыку на испанском и английском языках, но и сообщающее важную новую информацию о мире вокруг; школьный театр, путешествующий по миру; постоянные конкурсы для детей, талантливых в разных областях, учителя, открытые для всего нового и готовые прийти на помощь и выслушать детские проблемы. Есть даже школьный парламент  (со своим директором и его заместителями), решающий основные вопросы в жизни школы. А что уж говорить про уроки испанского бакалавриата; посещение фильмов на испанском языке, международных кинофестивалей и выставок; ансамбль песни „Гренада“, где дети учатся не только петь, танцевать, играть на музыкальных инструментах, но и разбираться в культуре испаноговорящих стран и многое другое. Как видите, у детей огромное количество кружков, секций и занятий по интересам. Было бы только время на них ходить!

     Но ведь есть и проблемы, с которыми наши дети и мы, педагоги, сталкиваемся ежедневно.

     Но на  что же надеюсь именно я? Во-первых, я хочу быть уверенной в том, что на вступительных экзаменах в ВУЗ с моих детей спросят, именно те знания, которые даю им я, то есть не будет никакого расхождения. Поэтому хочется, чтобы ВУЗы сотрудничали со школами, было больше олимпиад для прямого поступления, больше совместной работы этих двух структур.

     Важно также, чтобы дети развивались. Постоянно. Поэтому информация о том, что основными предметами станут физкультура, ОБЖ не просто напугала меня, а  поставила тупик. Какими же будут мои дети, если эти предметы будут для них приоритетными? Очень рада, что в этой связи в нашей гимназии  экзамены проводятся каждый год по нескольким основным предметам. И ученики понимают, что это именно экзамены, что это серьезно, ответственно, что от этого зависит, продолжат ли они обучение здесь, или пойдут в обычную школу.

     Не буду скрывать, меня волнует и новая система оплаты труда. Пока непонятны бонусы, баллы, система их подсчета, сбор бесконечных бумажек, подтверждающих каждое мое действие как учителя. Какой будет наша зарплата тогда? Будет ли эта профессия продолжать привлекать молодых специалистов? Или все станет как в деревнях и маленьких городах, где педагоги, закончившие педвузы, молодые, перспективные россияне, услышав про зарплату в 5000 рублей, просто побегут из этой сферы и останутся лишь те немногие, кто готов работать за идею.

     Беспокоит также набор детей в школы. Все-таки хочется, чтобы по-прежнему оставались вступительные испытания для детей. Самые минимальные проверки знаний и умений. Ведь это просто страшно, когда в группе из 10 человек, которая приступает в первом классе к изучению испанского, по-русски читает не по слогам всего 2 человека. В такой разно уровневой группе просто трудно будет работать, как учителю, так и самим детям. То есть хочется, что бы были хотя бы базовые умения и навыки для лучшей адаптации ребенка в школе.

     Как видите, вопросов много, а ответов, к сожалению, не всегда достаточно.

    Чего же всё-таки я жду больше всего? Прежде всего, жду стабильности в своей работе, потому как хочу заниматься ею долго и плодотворно. Жду совместной деятельности министров из образовательной сферы, посольств, школ и ВУЗов. Больше совместных проектов, наконец, конкурсов, олимпиад. А главное, жду больше детских улыбок, а не глаз, полных ужаса при виде трудных тестов. Жду именно заинтересованных детских лиц, детей жаждущих знаний, воспитанных, умеющих слушать. Для меня важно, чтоб и родители были заинтересованы в процессе обучения и в успехе своих детей.

    Надеюсь на самосовершенствование. Ведь это процесс нужный, процесс постоянный. А это курсы повышения квалификации, семинары и круглые столы. Всё это жутко интересно. И крайне необходимо. Хочется таких курсов побольше, чтобы выбор был разнообразнее. Сейчас педагогам чаще всего везде предлагается обилие занятий по подготовке школьников к ЕГЭ и ГИА, по работе с медиа ресурсами, интернетом, новомодным электронным журналом. Хотелось бы еще чего-то. Ведь мы, молодые специалисты, компьютером владеем достаточно неплохо, уж поверьте. Хотелось бы нового. Ведь жажда знаний, родившаяся в нас в школе, всё еще с нами. И хочется ее удовлетворять.

      Что сказать напоследок? Наверное, поделюсь своим жизненным принципом и девизом. Как бы сказали испанцы „milemaprofesional“:

     „Мечтой о несбыточном жить, презреть тишину и покой, идти одному против тысяч, дерзать, где отступит любой!“ Это касается и личной, семейной жизни, и моей профессиональной деятельности, работы с учениками. Я прекрасно понимаю, что так жить и работать порой очень сложно, но я стараюсь и буду стараться жить  и действовать именно так.

      Знаете, ведь как сказал один из моих любимых героев из кинофильма „Обыкновенно чудо“ (а я ведь педагог именно из необыкновенной школы): „Человек из мёртвого камня сделает статую — и гордится потом, если работа удалась. А из живого сделай еще более живое. Вот это работа!“ И для меня самое главное это горящие глаза детей и их улыбки, горячие неравнодушные сердца, и искренняя благодарность их родителей, добрые слова старших коллег, похвала наставника и имидж моей любимой гимназии.

     А пока я точно уверена, что это всё именно моё. И я нашла себя здесь. В моей гимназии. Мы ведь с ней уже почти 16 лет вместе. Согласитесь, это срок.

 

 

 

«Моя Москва»

Какая она, «моя» Москва? Наверное,  у каждого человека есть свои  излюбленные дороги и места, из которых и складывается образ их Москвы. Но «моя» Москва – это вовсе не Третьяковская галерея, Пушкинский музей, центральный зоопарк или Манежная площадь.

      Вы только представьте. 1993 год. Я еще совсем маленькая. Сижу у окна и всматриваюсь в лица людей, которые идут по Матросскому мосту прямо  к моему дому, стоящему на Стромынке. Я так хочу увидеть любимую фигуру мамы, которая вот-вот пройдет по мосту, и я наконец-то смогу обнять ее после долгого времени, которое она провела на гастролях со своей балетной труппой. «Моя» Преображенская площадь.

    А вот 1994 год. А ведь я здесь самая маленькая, я еле достаю до станка в танцевальном зале, мне очень жмут чешки и страшно неуютно в купальнике, на голове пучок, у меня прямая спина, тоненькие ножки и очень внимательный взгляд. Это «моя» Снежная улица. Грузинские танцы. Это «моя» «Колхида».

    Другой кадр. 1995 год. Апрель. Северо-восток столицы. Маленькая семилетняя девочка ждет результатов первого в ее жизни и такого важного собеседования. Сейчас от меня зависит так много. Рядом самые важные в жизни люди. Поднимаюсь в большой  зал, ладони влажные от страха, рассказываю незнакомым людям о семье, увлечениях, повторяю непонятные, но безумно красивые на слух, слова. Страшно. Спускаюсь вниз. Из целого списка называет всего две фамилии. Бабушка вытирает слезы и гордо смотрит на дедушку и маму. Теперь я официально принята в «мою» школу. «Мою» навсегда такую родную 1410.

    А в этом воспоминании на дворе 1995 год. Я ведь ребенок из творческой семьи. И вот новая точка «моей»Москвы – Радужная улица. Теплое название, радушные лица, бесконечные вечера репетиций, занятия с преподавателем по вокалу, уроки русского народного танца, сшитые нами костюмы, новые друзья, первые поездки за границу, гордость близких. И 7 лет жизни. Это «моя» «Ивушка».

   Поздний вечер. Театральная площадь. Честно говоря, я  знаю это здание с 4 лет. Сейчас туда так сложно попасть. А тогда я проводила там почти каждые выходные. Заходила в красивом  платье, переодевала маленькие черные лодочки, улыбалась себе в зеркало и поднималась на наш уже родной балкон. Прямо перед нами огромная хрустальная люстра. Над головой – музы, написанные маслом. Внизу — красный бархат и празднично одетые люди. На сцене – «Травиата», «Лебединое озеро», «Щелкунчик». Балет – часть меня, «моей» семьи, часть «моего» города.

 

Вы только посмотрите. Кремль. Долгие очереди и проход через Троицкую башню. Закулисье. Парики, запах пудры, ярко накрашенные глаза и губы, красные щеки у девушек, накладные носы и пачки. Суета. Все торопятся, через минуту начало представления. Пора и мне в зал, занять свое место и в который раз увидеть моих родных по ту сторону сцены. Мама – матчеха Золушки, папа – министр танцев. Антракт. Наконец-то могу пойти за кулисы и обнять их. Второй акт. Такая знакомая и любимая музыка. Хочется танцевать в такт мелодии. Конец представления. Скоро гастроли их балетной труппы. И Англия, а потом и Америка будут рукоплескать русским артистам балета. А я безумно скучать по ним дома. Это «мой» театр.

    А это окраина Москвы. Не просто «мое» место, а все «мое» детство и юность. Северо-восток. Енисейская. Маленькая сталинская пятиэтажка, в этом неприметном со стороны здании абсолютно вся моя жизнь. Мои педагоги по жизни, мои бабушка с дедушкой. Он – мудрый, настоящий мужчина, человек слова, жил только для других, самый добрый и честный. Она – младше его на 10 лет, пример не только жизненной мудрости, но и умения учиться и учить. Доброе сердце, отзывчивая, такая родная для всех, душа любой, абсолютно разновозрастной, компании. Вкусная еда. Уют. Добрый совет. Взаимопонимание. Поддержка во всем. Совместный путь дорогой почти в 40 лет. Пример. «Мой» личный семейный пример.

    Юг столицы. Проспект Вернадского. Полная противоположность моей тихой Бабушкинской. Снующие туда-сюда студенты разных вузов, магазины, супермаркеты, рестораны. Косая дорожка от метро через небольшой парк и вот он. «Мой» университет. В его стенах нас ждали латынь, история, английский, педагогика, психология, короткие перемены, еда урывками, горячий чай с лимоном. А сколько предметов на испанском языке: фонетика, грамматика, лексика, языкознание, лексикология.  Как различить разные стили в архитектуре, как произносить правильно все звуки, как верно образовывать слова, каким должен быть грамотный словарь, как именно работают  синхронисты, что трудного  в работе педагога, как выучить 50 синонимов одного слова за вечер. Уроки выживания. Поездки в метро по 3 часа в день. Море прочитанных книг и просмотренных фильмов. Мудрые учителя, ставшие друзьями и наставниками, научные работы, постоянное самосовершенствование. Все это «мое» студенчество.

   А знаете, ведь иногда дороги по «моей» Москве приходит в одну и ту же точку. Так и сейчас. 2012 год. Утро 1 сентября. Целый час перед зеркалом. Строгий стиль. Сестра третьеклассница держит за руку. И снова Чукотский проезд. Торжественная линейка. Волнение. В руках несколько букетов. И постоянное ощущение счастья и гордости. 301 кабинет. Раскладываю вещи: книги, учебники, пособия, диски. Теперь я готова. Уже третий год я в «моей» родной гимназии. Только теперь уже в другом качестве.

   А ведь «моя» Москва такая разная. Усталая, рассерженная, недовольная. Яркая, светлая, теплая, дающая надежду на что-то лучшее. Но самое главное, она такая настоящая. «Моя» Москва — это «моя» семья, «мой» дом, «моя» история, которую когда-нибудь услышат мои дети.

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Екатерина
Екатерина
Было на сайте никогда
30 лет (20.03.1988)
тел: 8 916 883 80 15
kate_novicova@mail.ru
Читателей: 3 Опыт: 0 Карма: 1
все 1 Мои друзья